Каких успехов достигла экономика Беларуси за 26 лет, а что ей не удалось

 

*

Особенно если на протяжении 26 лет страна строила свою “социальную модель” экономики и шла “особенным путем”. Можно посмотреть
на показатели, которые лежат на поверхности, например, в 1999 году 46 percent населения жили за чертой бедности, сейчас всего
4,7%.

Достижения

Переходным экономикам для перехода к современной капиталистической экономике в первую очередь было необходимо построить
институты и достичь определенной стабильности в укладе.

У нас обстановка довольно стабильная: низкая преступность и есть уважение к закону, — говорит старший научный сотрудник
Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

Работающая правовая система, признание обществом законов определяют правила игры, от которых зависит развитие на макро- и
микроуровнях.

Определенная макрофинансовая стабильность

В последние годы после многих попыток решить проблемы экономики простым путем руководство страны поняло, что печатание денег,
эмиссионное кредитование госсектора, поддержка курса за счет заимствований не излечивают экономику, а ведут к осложнениям.

— С 2014−2015 годов произошел своеобразный слом, если не в экономической, то в финансовой политике государства. Оно стало
отказываться от широкомасштабных модернизационных проектов, стало сокращать расходы на госпредприятия. В итоге госсектор стал
накапливать долги, стала увеличиваться их убыточность, — говорит руководитель проекта “Кошт урада” Владимир Ковалкин.

Этот же выбор прервал цепочку инфляционных и девальвационных шоков. А ключевым достижением последних лет можно назвать
независимость Нацбанка и проводимую им политику. В итоге Беларусь получила монетарную стабильность, низкую стабильную инфляцию.

— Многие годы с этим были проблемы, которые реализовывались в так называемых политических бизнес-циклах и эпизодах
гиперинфляции. В последние годы мы видим, что и у правительства, и у президента есть понимание, что нам нужен профессиональный
адекватный, независимый центральный банк, которому нельзя позвонить и приказать печатать деньги. Тут можно отдать должное и
личности главы Нацбанка Павлу Каллауру, и правительству с президентом, которые его туда поставили, — считает экономист BEROC.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Эксперимент с ПВТ

Государство пошло на эксперимент, основав в 2005 году Парк высоких технологий. Эксперимент оказался удачным, продемонстрировав,
что белорусские компании могут конкурировать на глобальном уровне, а также показав, что отрасли экономики неплохо развиваются
при создании государством соответствующих условий и минимизации вмешательства.

— В последние годы значительная часть экономического роста всей экономики приходится на IT-сектор и ПВТ. Возможно, в будущем
это побудит идти на подобные эксперименты в других сферах, что поможет и другим областям экономики, — считает Лев Львовский.

Частный бизнес без олигархии

— Частные компании у нас созданы с нуля. И в этом смысле у нас нет того олигархата, который есть в России и Украине, потому
что не произошло приватизации. В этом принципиальное отличие нашего частного бизнеса и менталитета наших бизнесменов от наших
соседей. Люди больше надеются на предпринимательский талант, технологии, способность развивать свой бизнес самостоятельно,
часто вопреки действиям государства, — отмечает Владимир Ковалкин.

novayagazeta.ru

Попытка хорошая, но что-то пошло не так

Отсутствие спешки в приватизации

После распада СССР Россия и Украина ринулись приватизировать предприятия. Этот процесс неизбежный. Но так как знаний о
приватизационных процессах у руководства страны и общества было недостаточно, это привело к не самым приятным для стран
последствиям в виде олигархии и высокого уровня коррупции. Беларусь решила не спешить и, как оказалось, до определенного
момента это приносило свои плюсы.

— У нас не произошли негативные моменты, связанные с “неправильной” приватизацией. Как показывают соцопросы, наше общество
лучше относится к бизнесу, чем, например, в России. У нас нет разговоров о том, что предприниматели — это те, кто украли
что-то созданное в Советском Союзе, нажились на этом. Почти каждый крупный предприниматель Беларуси достиг своего успеха своими
силами (в той или иной степени), талантом, удачей, — комментирует эксперт BEROC.

— Но позже мы упустили момент, когда приватизацию все же надо было провести. Я считаю, что делать это надо было 4−6 лет назад.
Сейчас некоторые заводы находятся в плохой финансовой форме, приватизировать их будет сложно. Но сделать это важно, потому что
они не только тормозят экономический рост, но некоторые висят мертвым грузом на плечах налогоплательщиков, — продолжает Лев
Львовский.

Завязанность на рынок России

В первое десятилетие ориентир на российский рынок и дружбу с Россией был выгодным для белорусской экономики.

— Изначально это была отличная стратегия для государства и бизнеса. Если у нас есть большой, богатый и близкий нам культурно
бизнес-партнер, то грех этим не пользоваться, — считает старший научный сотрудник BEROC.