Грустный прогноз для экономики Беларуси. Виной тому не только коронавирус

Дмитрий Крук озвучил TUT.BY свой прогноз развития экономики Беларуси. 

Еврокомиссия предполагает, что под воздействием пандемии рост реального ВВП в 2020 году замедлится на 2,5 процентных пункта по
сравнению с прогнозируемым до начала пандемии (+1,4%). "Это означает его возможное падение на 1 percent со значительным, но не
полным восстановлением в 2021 году", говорится в документе комиссии.

Однозначно спрогнозировать последствия для мировой экономики сложно. Многое зависит от того, как долго будет длиться
распространение заболевания, сколько оно затронет стран и населения, когда наступит момент снижения заболеваемости. Ясно одно: они
будут ощутимыми. Пусть Беларусь не закрылась от внешнего мира, а распространение заболевания остается под контролем, внешняя
конъюнктура окажет негативный эффект на отечественную экономику.

Если недели две назад основным шоком для белорусской экономики был вопрос поставок нефти, то потом к нему добавилось влияние на
валютный рынок мировых цен на нефть. Следом грядут еще более весомые сложности: нарушение цепочек поставок, ограничения
грузоперевозок, закрытие границ и приостановка работы зарубежных компаний — партнеров белорусского бизнеса. Переварить такой груз
проблем экономике будет нелегко.

— С учетом только нефтяного вопроса и даже с надеждой на то, что после первого квартала удастся стабилизировать поставки, все
равно речь шла в лучшем случае о росте, близком к нулевому. Последствия, перечисленные выше, и проблемы с поставками нефти — это
уже достаточно серьезная угроза для Беларуси с точки зрения динамики выпуска доходов и влияния на финансовую стабильность, —
отмечает старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Дмитрий Крук.

Насколько сильно ухудшится ситуация, будет зависеть от того, сколько продлится "кризис COVID-19", какова будет глубина последствий
его влияния на мировую экономику, сколько будут действовать ограничения, направленные на сдерживание распространения заболевания.
Но прогноз роста ВВП около 1 percent, озвученный экспертами в начале года, теперь выглядит очень оптимистично. Подробнее: https://www.dw.com/ru/%D1%87%D1%82%D0%BE-%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%8E-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D1%83-%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0/a-54734169

Даже при самом оптимистичном варианте развития событий (темпы распространения заболевания замедлятся к маю и экономика начнет
приходить в себя) внешние факторы нанесут ощутимый удар по экономике, а восстанавливаться она будет небыстро.

— Если в мировой экономике все пойдет по самому оптимистичному сценарию, тогда по итогам года было бы хорошо, если бы мы смогли
ограничить рецессию двумя процентами и в той или иной степени сохранить макростабильность, — оценивает Дмитрий Крук.

Этот прогноз актуален в том случае, если не усугубится ситуация с поставками нефти, не обострятся проблемы с долгами и не случится
шока на финансовом рынке.

Для мировой экономики не исключен и пессимистичный сценарий, который экономист сравнивает с нефтяным кризисом 1974 года. Тогда
спад производства в мире может сопровождаться инфляцией, а у правительств и центробанков будут ограничены возможности
противостоять кризису.

В этом случае ситуация Беларуси будет еще сложней: накопленной Минфином и Нацбанком подушки безопасности может не хватить для
поддержания экономики и бюджета.

— Вопрос: какие инструменты мы можем использовать, чтобы противостоять негативным последствиям? Это ключевое, что сегодня стоит
обсуждать. С учетом наших собственных проблем мы ограничены в использовании фискальных стимулов, и ставку трогать ни в ту, ни в
другую сторону я особых мотивов не вижу, — заключает эксперт BEROC.